Познай самого себя

«Единственная причина для огорчения – остановка в личностном росте» (М. Литвак)

Янв

29

Бабочки и гусеницы

Разместил в 29 Январь 2013

А рабы сказали ему: хочешь ли,
мы пойдём, выберем плевелы?
Но он сказал: нет, - чтобы,
выбирая их, вы не выдергали
вместе с ними пшеницы…
(Мат. 28-29)

БабочкаПоздней весной на лугу под большим раскидистым кустом сидел Вовка, прячась от горячих солнечных лучей. Солнце уже клонилось к закату, но было ещё тепло. Он сидел так уже несколько часов, как заворожённый наблюдая за множеством бабочек, порхающих с цветка на цветок. Они были самых разных расцветок: и беленькие, и жёлтенькие, и оранжевенькие, и голубенькие, и в крапинку, и в полосочку, ну на любой вкус. Большинство детей принялось бы гоняться за ними и ловить их, но только не Вовка, он боготворил бабочек и каждую свободную минуту он приходил в своё укромное местечко, чтобы полюбоваться ими. Естественно, что приходил он на луг только в течение полугода – с середины весны до середины осени, когда природа пробуждалась от зимней спячки, вновь оживали растения и, конечно же, просыпались и бабочки и расправляли свои разноцветные крылышки.

И тут он вспомнил, что каникулы ещё не наступили и нужно сделать домашнее задание. Он нехотя поднялся и собирался было направиться домой, как увидел на ветке куста большую, яркую и очень толстую препротивнейшую гусеницу. У него даже мурашки пошли по коже. Вовка сбросил её на землю и растоптал. На соседней ветке он увидел ещё одну и ещё, и ещё, и такое возмущение охватило его, что он закричал: «Как вы мерзкие, гадкие вредители можете жить здесь, рядом с прекраснейшими из созданий!? А ну-ка убирайтесь отсюда»!
Гусеницы испугались, и начали «быстро» уползать на своих коротеньких ножках, но делали они это так медленно, что нетерпеливому Вовке показалось, что они вовсе и не собираются двигаться с места. Тогда он стал сбрасывать их с листьев и давить, и давить, и давить. Он не успокоился, пока не раздавил последнюю гусеницу, которую смог найти, а когда дело было сделано, он довольный отправился домой.

В этот день он плохо спал. Ему снился страшный сон, как будто бабочки навсегда исчезли с их луга. А ещё он видел королеву бабочек, которая со слезами на глазах неодобрительно смотрела на него, покачивая головой. Он почувствовал себя виноватым, хотя не понимал, в чём он провинился. Вовка проснулся с недобрым чувством и, вспоминая вчерашний день, никак не мог понять, что же он такого натворил и чем он мог огорчить бабочек и их королеву.

Днём он с сжатым сердцем, полным недобрыми предчувствиями, пошёл на луг, чтобы развеять свои сомнения, но этому не суждено было случиться. Бабочек там не оказалось.
Он пришёл домой расстроенный. Ему ничего не хотелось: ни есть, ни гулять, ни делать уроки. Он всё твердил: «Их нет. Их нет. Они улетели». Его мама подумала даже, что он заболел, и велела ему лечь в постель.

Он послушался, лёг в постель и вскоре заснул. Ему снилось, что он пошёл на луг и увидел, что бабочки оплакивают погибших гусениц. Когда Вовка хотел подойти к ним, они в ужасе стали улетать от него, крича: «Убийца! Убийца!»

Он упал на колени и горько заплакал.
- Что же я такого сделал?

Подлетели бабочки и окружили его.
- Что ты сделал?! Вы посмотрите на него, он не знает, что он сделал. А кто убил столько бедных, беззащитных созданий?
- Но они же вредители.
- Сам ты вредитель!
- закричали бабочки.

Вовка заплакал пуще прежнего. Вперёд вылетела самая красивая и разноцветная бабочка и, сев на вздрагивающее от рыданий плечо, принялась успокаивать его. Это была королева бабочек. Она была доброй и не могла спокойно смотреть на чужие страдания, тем более, что она знала, что Вовка хороший мальчик и что он очень любит бабочек. Она погладила его по голове своими маленькими лапками и проговорила нежным, тоненьким голосом: «Ну, не плачь, не плачь. Я прощаю тебя. Я знаю, что ты добрый мальчик. Но по незнанию ты сделал то, что сделал, думая, что это правильно и хорошо.

Всё дело в том, что ты привык судить поспешно, принимая во внимание только внешность. Но запомни то, что сегодня тебе кажется плохим, завтра может стать хорошим, то, что кажется некрасивым – прекрасным, горькое – сладким, а слабое - сильным. Только не торопись, дай всему время проявить свою истинную природу, и тогда, если у тебя хватит любви и терпения, ты увидишь чудо. Твоё незнание не извиняет тебя, но я готова всё же дать тебе ещё один последний шанс, чтобы ты смог загладить свою вину. Ты будешь оберегать наших детей».


Вовка смотрел на неё заплаканными глазами, продолжая шморгать носом. Среди бабочек послышались неодобрительные возгласы. Было видно, что они не согласны были доверить ему своих детей. Королева посмотрела на бабочек и сказала: «Вернее, ты будешь оберегать только моих детей. Смотри, будь внимателен и оберегай их, даже если тебе будет казаться что-то странным и неестественным. Но помни, это твой последний шанс», - сказала она и улетела.

Так Вовка стал охранником детей королевы бабочек. Он прилежно выполнял свои обязанности и не спускал глаз с яичек королевы, из которых должны были появиться её дети. Ему хотелось доказать бабочкам, что он хороший и вновь заслужить их доверие.

Время шло, и вот однажды из яиц появились личинки, которые вскоре стали прожорливыми гусеницами, поедавшими молодую листву. Вовка не мог понять, откуда они взялись. Он решил, что их подбросили эти несносные гусеницы. «Они, наверное, такие же плохие родители, как и кукушки, которые подбрасывают свои яйца в чужие гнёзда», - подумал он, вспомнив, как отец рассказывал ему об этих ветреных птицах. Но всё же он решил, несмотря ни на что, оберегать их, чтобы доказать свою преданность и честность.

Через некоторое время он заметил, что гусеницы стали обматываться какими-то тоненькими ниточками так сильно и плотно, что вскоре вокруг них образовался кокон, сквозь который их не было видно. Эти небольшие коконы висели на веточках деревьев или на стебельках травы, причём гусеницы, находящиеся в них не подавали никаких признаков жизни. Так шли дни и недели и Вовка решил, что они, должно быть, уже умерли. Но однажды коконы начали лопаться и сквозь, образовавшиеся трещинки можно было увидеть смотревшие из темноты глаза. Они были живые. «Ну, сейчас эти «гадины» опять вылезут и начнут бесперестанку кушать, и кушать, и кушать», - решил Вовка. И вот они начали выбираться из своих домиков. Сначала появилась голова, потом и брюшко, но существа из коконов уже не были похожи на гусениц. У них непонятно откуда появились длинные усы, тоненькие, дрожащие лапки и какие-то помятые тряпочки на спине. Вовке они уже казались не такими отвратительными, а даже жалкими. После появления на свет они, как ни странно, не принялись жевать листья, а спокойно сидели на них, выставляя свои слабые тела под солнечные лучи. И о чудо! Серенькие, смятые тряпочки на их спине стали расправляться в крылышки и приобретать яркие цвета. Перед ним были уже не гусеницы, а прекрасные бабочки. «О Боже!» - воскликнул Вовка. – «Что за чудо?! Не может этого быть»?

«Может, может», - сказала неизвестно откуда взявшаяся королева бабочек, – «такая уж наша природа».

И тут Вовка проснулся. На улице было раннее утро. Он быстро оделся и побежал на луг, что бы проверить, правда ли было то, что он видел во сне и что бабочки простили его. На лугу всё было, как и прежде. Бабочки порхали и занимались своим обычным делом – собирали пыльцу и нектар. Он обрадовался и побежал домой рассказать, что они простили его и вернулись.

С тех пор Вовка никогда не убивал гусениц, а главное, - он перестал поспешно и поверхностно судить о чём бы то ни было, ибо понял, что внешность обманчива, и то, что сегодня кажется плохим, завтра может стать хорошим, некрасивое – прекрасным, горькое – сладким, слабое – сильным, а злое – добрым. Главное, не торопиться и дать всему время проявить свою истинную природу.

Источник: Сергей Шепель

Оставить комментарий

*


Copyright © 2009-2017. Познай самого себя.