Познай самого себя

«Единственная причина для огорчения – остановка в личностном росте» (М. Литвак)

Июн

04

Трио «Провинция»

Разместил в 04 Июнь 2009

gitarist

Это был литературный вечер в медуниверситете. На сцене сидели два человека с гитарами в руках. Они пели свои и чужие песни. Я улыбалась им из зала. Думаю, многие улыбались им. Мне очень понравилось быть там в тот вечер. Рядом со мной сидела пожилая пара. Они были красивы своей внутренней красотой. У женщины из внешних уголков глаз лучились морщинки. Она все время улыбалась. Мужчина тоже улыбался. Он был не таким ярким, как его жена. Видно было, что они жили дружно и счастливо.

Впереди меня сидела пожилая женщина Лариса Алексеевна. Она была маленького роста. Юркая и по-детски непосредственная. Это она была организатором этого вечера. Зал находился за моей спиной. Я сидела во втором ряду. Зал был практически полностью полон. Мне было приятно находится среди этой публики. От людей исходил позитив.

Ребята на сцене пели песни. Они сели очень удачно: стулья стояли рядом и наискосок. Дальше от сцены сидел Миша. Высокий улыбающийся брюнет. У Миши были полные губы, приятные черты лица и нос с горбинкой. Казалось, что у Миши были в роду грузины. Мне, почему-то, сразу показалось, что Миша – оптимист: он все время улыбался и с добротой смотрел на людей. Я представила его себе успешным врачом (все оптимисты – успешные люди), с хорошим заработком, с красивой женой и богатым домом. Он был одет в полосатый свитер с воротником под горло. Это, почему-то, еще больше придавало ему ощущение какой-то внутренней защищенности, стержня. Лицо его было добродушным, и я сначала засмотрелась на него. Однако потом обратила внимание на Пашу, который сидел чуть ближе к сцене. Сначала я как-то не замечала его: одет он был нелепо, видимо, давно не стрижен, кожа лица – нездоровой, губы – тонкие, какой-то бледный. Когда пел – его рот как-то кривился. Я стала смотреть на него. И чем больше я смотрела, тем больше он мне нравился. Я сразу поняла, что он пессимист. Мне стало жалко его. Почему-то подумалось, что девушки, наверное, не любят его. А, может быть, он не может найти ту единственную, которую бы полюбил всей душой, и которая полюбила его. Какой-то он был жалкий, но жалкий по-хорошему, как ребенок или как творческий человек. И чем больше я смотрела на него, тем больше мне хотелось на него смотреть. Может быть, именно из-за его нелепости. Я поняла, что впереди другого солиста он сидит неспроста. Так и надо им сидеть. И что он гораздо ярче Миши. И вдруг поняла, что он знает об этом. Знает о своем превосходстве. И, быть может, знает, что он нравится девушкам гораздо больше, чем нравится Миша. В перерывах между песнями, он представлял следующую, что-то рассказывал о Киеве, широко улыбался и все время настраивал свою гитару. Явно красовался собой. Несмотря на широкую и искреннюю улыбку, я почему-то почувствовала, что он – злой. Нет, не злой... а, может быть, несколько жестокий. Наверное, такими бывают люди, которые считают себя «непризнанными гениями». Однако нельзя было отказать ему в обаянии. Мне подумалось, что, наверное, многие женщины жалеют его из-за его одиночества, и многие в него тайно или явно влюблены. Как бы то ни было, но пели они хорошо. По-настоящему хорошо. С душой.

Потом они пригласили на сцену третьего солиста. То ли Шубина, то ли Шапина. Пожилой, худощавый и какой-то истощенный мужчина с бородкой. Сплошное недоразумение. Он просто стоял на сцене и пел с ними. Когда пел, то все время озабоченно хмурился. Как будто пение доставляет ему большое беспокойство. А еще покачивался: ему, наверное, было тяжело стоять. Но, если представить его сидящим, мне почему-то кажется, что он не перестал бы хмуриться. Надо отдать ему должное, голос у него был хороший, приятный.

Вот такое трио «Провинция».

Оставить комментарий

*


Copyright © 2009-2017. Познай самого себя.